Haide Mai
Я томат, и я убиваю проституток
Ни дня без Blade runner.
Вчера с Асаги смотрели видео-эссе Гоблина в Синем Филе о Blade Runner, в этот раз больше не о структуре фильма, а о смыслах и идеях. Где-то можно согласиться, где-то нет, где-то добавить. Но в общем и целом они изложили позицию, в которой больше правды в отношении к смыслам, которые вложены в картину. Ну и да, не забыли упомянуть, как у Дика волосы сначала дыбом встали от сценария, а когда он посмотрел фильм, то сказал:«Оно! Именно это я и имел в виду!».
Рассуждать о том, что сказано до меня раз по двадцать я не хочу, но меня заинтересовали некоторые вопросы, которые поднимались в комментариях. Вроде тех тем, за которые пожурили и Гоблина и Дика с Скоттом, даже фантастов в целом. Вроде «а не вкладываете ли вы смысла сюда больше, чем его было» или «почему фантасты обожают делать роботов человекоподобными».

О том, а не много ли смысла вкладывается ли анализирующими некоторые фильмы. Да, чем глубже копать, тем больше можно надумать. Знаете, это как составление портрета маньяка психологами-криминалистами: по уже готовой вещи (труп и преступление) создавать портрет убийцы, добавляя детали и наращивая «скелет» его образа действий и мышления. Кстати, почитайте «Охотники за разумом», там очень хорошо рассказывается и очень в тему о взаимосвязи «причина — следствие», где из «следствия» воссоздают «причину». В попытке проанализировать слои сюжета, смысли и отсылки выходит то же самое: из следствия воссоздают причину. Но если с психологией чаще все существует одна структура и хороших специалист вряд ли придумает то, чего не было, то с сюжетами можно намудрить. Как-то в шутку я уже разбирала «библейские мотивы» клипов NCT127 и Red Velvet, когда начались обсуждения очень глубокого смысла клипов, которые очевидно, оказались надуманы из-за желания увидеть там смысл. Когда вы анализируете чью-то работу, нужно в некоторой степени быть знакомым и с автором: каков багаж его опыта, как он любит играть с идеями и подачей, любит ли он добавлять смысла чуть больше, чем лежит на поверхности. Очень часто создатель истории, если он имеет достаточный запас знаний и сюжетов, которые он видел и читал, может неосознанно добавить в историю какую-то часть, которую можно при разборе назвать отсылкой или символизмом. Разумеется, чаще всего все делается осознано и специально. Но тут тоже свой нюанс: иногда деталь изначально имеет под собой конкретную основу. Как у Льюиса в «Хрониках Нарнии» Аслан являет собой прямую аналогию на сына божьего Иисуса и повторяет кульминацию его истории жизни. Либо это может быть созданное случайно, но позже создатель может заметить сходство с чем-либо и намеренно его усилить.
У Дика есть замечательное эссе «Как создать вселенную, которая не рассыпется через пару дней», в которой он говорил о структуре аутентичного авторского мира, как он создает свои миры и прочее. Но наиболее примечателен и показателен тот пункт эссе, где он рассказывал об удивительном совпадении в истории своего романа «Пролейтесь слезы...» (Flow My Tears, the Policeman Said) с отрывками из Библии, а именно Деяний. В последствии Дик обнаружил сходство и с другими отрывками священных писаний. Это было еще до выхода романа в печать, но после его написания. Совпадали не только события, но и имена. А еще спустя какое-то время Дик стал непосредственным участником еще одной сцены, которую он описывал в романе: утром на заправке он совершал покупки и повстречался с чернокожим. В этом случае имена и истории опять совпали. Это заставило Дика задуматься о том, что в сущности является реальностью (подготавливая это эссе он как раз родил свою знаменитую и очень емкую цитату о реальности). Ну и самое главное, это заставило его задать себе вопрос, чем являются такие совпадения в действительности: предсказаниями (и это частично правда, ведь фантасты довольно регулярно «предсказывают» развитие человечества и технологий, но в с другой стороны эта тема рождает вопрос: предсказывают фантасты или программируют будущее? И Дик к этому вопросу тоже обращался), «гений» ли это разных писателей, который творят не только в разное время, но и в разные эпохи, но каким-то чудесным образом воссоздают похожую историю из раза в раз, или же это нечто большее, нечто, что сохранилось на подкорке из каких-то детских воспоминаний или случайно услышанных историй. Дик не исключал, что мог когда-то уже встретиться с описанным в Деяниях сюжетом, но не осознано повторить его. Разумеется, такое совпадение не только поразило, но и немного разочаровало Дика, как и любого другого, кто сталкивается с историей, похожей на свою, но созданную раньше. Дик быстро оправился от такой хандры, т.к. больше его волновал вопрос, что собой являет такое совпадение с Библией, и позже и с историей на заправке.
Это эссе очень важно прочесть тем, кто хочет понимать, случайны ли совпадения у создателей истории, насколько намеренно они это делают. Ну и вообще тем, кто хочет ознакомиться с творческой кухней Дика и узнать, как вообще происходит создание «вселенной, которая не рассыпется за пару дней».
Если подвести итог этих абзацев, то хочу сказать, что попытки искать спрятанные в чьем-то произведении смыслы ограничиваются не желанием ищущего. Ведь возможности ищущего безграничны, и можно в чем угодно найти совершенно разные смыслы, стоит лишь повернуть правду так, как тебе надо. Количество и качество смыслов, спрятанных (или нет) в произведении должно ограничиваться личностью создателя: его багажом знаний, его желаниями и тем, как он работает со своими произведениями. Разыскивая где-то глубину, прежде всего стоит обратиться к личности создателя и посмотреть, насколько глубоко его видение того, что он создает.

Второй вопрос, который меня заинтересовал и возмутил приземленностью претензии (читай, нежелания искать оправдания): почему фантасты так любят создавать роботов/киборгов/андроидов, похожих на людей, а потом эксплуатировать их в тяжелом труде. More human than human в некоторых случаях. Разумеется, не желающие разбирать этот вопрос, просто сказали, что фантасты оставляют такую белую дыру в логичности своего мира только заради того, чтобы создать этот мир: столкнуть робота и человека в борьбе, заставить читателя сопереживать не железяке, а почти человеку и т.д. и т.п. Но только ли ради этого роботы в произведениях фантастов выглядят так же как люди? Раз уж все эти вопросы были заданы под видео-эссе о Blade Runner, то и рассматриваться все будет на его примере, а именно — репликантах. Стоит, кстати, рассмотреть, что из себя представляет вообще это слово: replicant очевидная производная от слова replica — копия. У Дика в книге очень много времени было отведено описанию репликантов-животных, не только людей. Сама суть реплики — максимальное повторение оригинала. В мире Дика большинство животных погибло из-за радиации и потому люди, желая обладать живым существом, воссоздавали этих животных. Вопрос: почему копия так похожа на оригинал? Ответ: потому что создатель этого хочет. Намеренное копирование качественных признаков.
Далее все же репликантах-людях. Это уже охватит не только произведение Дика и Blade Runner, но и многие другие фантастические произведения с роботами. Роботы для удовлетворения сексуальных потребностей, т.е. проститутки. Ответ, почему они выглядят как люди очевиден. Получатель услуг вряд ли захочет заниматься сексом с чем-то, что не похожим на привычный для него объект влечения. Разумеется, какие-то люди с девиациями сексуальными захотят себе и животное и менее гуманоидного робота и все на свете. Но изначально роботы-проститутки требуются условно здоровым в сексуальном плане людям, а соответственно должны быть сексуальны и привлекательны по человеческим меркам. Это бизнес и клиентоориентированность.
Другой тип роботов: роботы-обслуга. Те, с которыми люди работают и сосуществуют ежедневно. Опять же, для комфортного сосуществования с такими роботами, лучше всего будет, если они имеют человекоподобную оболочку внешности и мышления. Есть такое понятие как «Зловещая долина». И считается, что чем более робот или другой объект похож на человека, тем больше он вызывает отвращение (до максимальной точки «спада» симпатии у отметки «человек», где она резко возрастает до абсолюта). Соответственно, если робот будет приближен к человеческому внешнему виду не достаточно сильно, он попадет в понятие «зловещей долины». Что неминуемо приведет к неприязненному отношению и получению стресса у человека. Но если робот будет достаточно приближен в качественном плане к человеку и не будет иметь отличий, сосуществование рядом с таким роботом для человека не будет не комфортным. Зловещая долина, конечно, гораздо более глубокая тема, поэтому обязательно почитайте об этом. В некоторой степени она подрывает логичность довода почему роботу у фантаста стоит быть похожим на человека. Но с другой описание этого феномена как раз подсказывает нам идеальное решение, почему у фантастов многие роботы настолько приближены к человеку. Ведь одна из самых главных деталей любого существа с искусственным интеллектом, которая не дает покоя ни фантастам, ни тем, кто пользуется их плодами — эмпатия. И у Дика опять же огромная часть его произведения посвящена этому вопросу. Ведь именно эмпатия позволяет человеку быть живым существом. В некотором плане эмпатия — часть души. И да, эмпатия на мой взгляд тот сложный процесс мышления, которым обладает не только человек, но и многие животные. И это та деталь, которая отличает у фантастов существенно человека от робота. Но что забавно, некоторые душевно больные люди не способны на эмпатию и эмпирическое познание. И у Дика об этом тоже говориться: существуют люди, которые не могут пройти тест Войта-Кампфа, и они считаются «неполноценными».
Вообще эмпатия и роботы довольно интересная тема для обсуждения, как и то, насколько понятие Зловещей долины должно учитываться фантастами при создании роботов. Но все же вернемся к перечню причин, по которым роботы у фантастов такие человекоподобные. Вторая причина, подводя итог: комфортность сосуществования человека и робота. Чо и говорить, но мы чувствуем неловкость в некоторых случаях, когда находимся рядом с людьми, которые как-то от нас отличаются (расово, физически, психологически), и это порой порождает агрессию. А представьте, насколько агрессивно могут быть настроенные группы лиц, постоянно сосуществующие с роботами, которых можно явственно отличить от человека. Так можно породить целую касту угнетенных.
Третья же явная причина, почему роботы человекоподобны: эго создателя, желающего сотворить more human than human. Комплекс Бога, желание уподобиться Творцу и вершителю судьбы. Фантасты очень часто задаются таким вопросом и прибегают к созданию персонажа или группы персонажей, которые стремятся создать человека, но как Творцы. Мы и сейчас успешно занимаемся клонированием (не людей, но крайней мере не официально), и вполне заменяем природу в вопросах оплодотворения и рождения, придумав разные способы: ЭКО, искусственное осеменение, суррогатное материнство и прочее. И потому логично, что персонажей фантастов заботит возможность Создания человека или чего-то нового, почти новой ступени эволюции человека, с нуля, как в Библии: по образу и подобию за шесть дней. И чем более амбиции Творца, чем логичнее совершенствование попытки сделать робота более человечным.
Наконец четвертая очевидная причина, почему роботы у фантастов так похожи на людей: роботы должны отождествлять себя с человеком. Некоторые запрограммированы и знают, что они роботы, некоторым намеренно вживлена память для полного отождествления с человеком.Зачем? Робот должен отождествлять себя с человеком, чтобы трудиться. Труд, несмотря на подход людей к нему в обычной жизни, все-таки привилегия. И труд это то, что делает человека человеком. И не зря существует пословица, что труд сделал из обезьяны человека. И чтобы эксплуатировать робота в какой-то сфере, нужно, чтобы робот был заинтересован в труде. Заинтересовать его как другое живое существо, например, животное, способное к дрессировке, не имеет смысла: при дрессировке основополагающим методом являются рефлексы, выработанные на основе системы награда-наказание. Но ради какой награды должен работать робот, тем более, что от них требуются чаще сложные задачи, а не «принеси мячик, сиди ровно, перепрыгни через кольцо». При дрессировке имеет важность система моментального вознаграждения: сделал — получил. Ко всему прочему награждать робота едой или похвалой так же не имеет смысла. Соответственно, робота с собственным самообучаемым интеллектом в работе можно заинтересовать только запрограммировав его так, чтобы он считал себя единицей тождественной человеку, а значит так же способной к труду. И, как сказал один из комментаторов «Лучший раб, тот кто не догадывается, что он раб».
Не говоря уже о таких идеях, как роботы-спутники для человека, находящегося в долгой изоляции вроде путешествия в космосе. Ведь человеку требуются внешние раздражители и общение с другой мыслящей единицей и для комфортного общения будет лучше, если это будет что-то человекоподобное (пример Девид в Прометее и Ковенанте).
Так или иначе ответ на поставленный вопрос есть и довольно логичный. Потому укорять фантастов за человекоподобных роботов, когда этому есть закономерное объяснение, не стоит. И, разумеется, кроме логичного объяснения человекоподобность роботов — несомненно огромное поле для размышлений и идеальный спусковой механизм для сюжета или его части.

@темы: Будничное, [синдром парашютиста], [интеллектуальный гопник], [Cinema], [Book]