Haide Mai
Я томат, и я убиваю проституток
Не люблю я понимать в середине истории, что каких-то вписанных героев, которые должны были создать фон и живость мира, придется расписывать более тщательно. Ты вроде как прибавляешь себе лишней работы. Но при этом проигнорировать эту здравую мысль ты тоже не можешь, потому что понимаешь, что без должного внимания фоновые персонажи так и останутся картонной декорацией для главных героев. Иногда, конечно, можно и так съесть. Когда все настолько закручено вокруг героев, что разве что неоновая вывеска над ними не горит «это центр мира». Но это прием из прошлого и больше эээ кинематографичный. Такие герои должны появиться, чтобы двигать сюжет ради центральных героев. У них может быть и прошлое, и мотивация, и свои плюсы и минусы. Но у них никогда не будет независимой линии сюжета. Все их появления и действия будут направлены только на то, чтобы толкать сюжет вокруг главный персонажей.
И я действительно хотела сосредоточить историю вокруг главных персонажей, но в итоге поняла, что антагонист будет слишком идеальным: появляться только в момент, когда надо главным героям. Будь то сражение, палки в колеса или просто встреча, из которой произрастает новый сюжетный виток. Иногда с плохо прописанными событиями возникает вопрос:«А чем занимается антагонист все время, что прошло между встречей «А» и встречей «Б»?» Почему именно следующая встреча произошла момент «Б»? Почему он не хотел напасть или помешать раньше? Или быть может позже, потому что план мог быть сложнее и антагонист сам не ожидает встречи так скоро?
Как пример скажу одно: меня в ГП-серии довольно часто смущало то, что проделки Волан-де-Морта приходились идеально на конец года (конец книги). Т.е. вот у него есть задача во что бы то ни стало уничтожить Гарри Поттеры (позже все становится сложнее, разумеется), но сначала 11 лет он прохлаждается, грея жопу в Европе небось лазурные берега Италии и надо же как идеально то, что сил он набирается для первого рывка именно к зачислению Гарри в школу. А дальше по накатанной. Он «затаился» в дневнике и целый год набирался сил, чтобы надавать Гарри в Тайной комнате, затем и вовсе вяло отсвечивал собой в третьей книге, потому что надо было менять настроение, ось повествования и пр. Затем в четвертой Роулинг наконец впервые в книги описывала сторонние события (самое начало книги, которое повествует о Годриковой впадине и том, как Волан-де-Морт пытает). Да, резонно возразить, что первые книги - детские истории, а после читатель взрослеет с героем и все становится серьезнее. Но все же Волна-де-Морт и его приспешники до последний событий всегда были калькой, умело отрисованной картонкой с декорациями. У них были судьбы, стремления и идеалы, они были в этом плане абсолютно полными и живыми. Но впечатление, будто они были лишь плохими актерами в сериале: когда камера не смотрит на них, они даже не отыгрывают свою историю, хотя находятся прямо здесь и сейчас в сцене, которую снимают. Будто все, кто был антагонистом Гарри и компании, впадали в анабиоз и ничего не совершали, покуда Роулинг не смещала акцент действий на них.
Я действительно считаю неправильным, когда антагонист становится просто движущей силой мотивов и желаний главных героев. Все прекрасно, когда ты заставляешь испытать антагониста серьезных проигрыш, или у него появляется другая забота, нежели преследование главного героя, он может быть сломлен, почти уничтожен или переоценит свои возможности — что угодно, что логично заставит его не искать встречи с протагонистом до определенного времени. Но когда они расстаются в момента «А» просто потому что расстаются, просто потому что ты автор, ты так видишь. То что же им мешает тогда встретиться в точке «А3» или «А20», а может быть и вовсе «Ж». Складывается впечатление, что антагонист просто актер, ожидающий своего звездного часа: он всегда рядом, буквально в паре метров от героя и следит за ним, чтобы быть точно уверенным, что не пропустит момент «Б» для своего триумфального появления. Он больше ничем по жизни не занят: только ходит по пятам за героем и ждет идеального случая.
Но, как я уже говорила, иногда антагонист не требует от тебя повышенного внимания к его делам. Это все проистекает исключительно из его мотивации, того, кем он является и как влияет на историю. Для каких-то героев важно указать, что они не витали тенью по сюжету за героем, чтобы вовремя вылезти на свет. Они просто существуют до появления в их жизни главного персонажа, и продолжают жить своей жизнью и после. Важно понимать при повествовании об их судьбе: какое место они занимают в истории героя, а какое место занимает в их жизни герой.
Опять же, вернемся к ГП, раз уж предыдущий пример был взят из этой серии книг. Малфой и Поттер соперничают так или иначе на протяжении всей истории. Роулинг сталкивает их от раза к разу в самых разных ситуациях. Но при этом нам не обязательно знать, чем занят Малфой, пока Поттер бегает по Тисовой улице от Сириуса в виде пса. Для того, чтобы ощутить, что Малфой не декорация Поттера, а личность! нам не надо рассказывать, что Малфой прилежно учится, ездит на каникулы к бате и вообще придумывает идеи для стартапа со значками, пока Гарри пытается разгадать загадки в турнире Трех Волшебников. А вот Седрик Дигори, к сожалению, оказался той еще декорацией. Да, он оставил свой след и истории и его смерть была поворотным моментом, когда книга явственно дала нам понять «детство кончилось». Но пока он не появляется в сцене повествования, он будто не живет вовсе.
Не помешает создателю задаться вопросом:«А чем, черт его дери, занят этот персонаж, пока не мелькает в кадре?». Чем больше у него мотивации встретиться с другим героем в точке «Б», тем яснее автор должен представлять, чем он занят все это время и что он делает ради этой встречи. Такая аксиома должна работать и с врагами, и главными злодеями, и с любым другим важным персонажей, являющимся по тем или иным причинам антагонистом главного героя. К этому стоит так же отнести слова Роберта МакКи: «Протагонист и его история интеллектуально захватывающие и эмоционально интересны ровно настолько, насколько им позволяет это сделать антагонист». Кстати вот почему Suicide squad настолько оказался днищем сценарным, а Batman vs Superman (несмотря на то, что мне он во многих аспектах зашел) во многих сценах откровенно неинтересной бессмысленной картинкой с излишней символизацией. Если антагонист халтурит, и не важно как, вера в тяжелые испытания, которые проходит главный герой, как-то моментально испаряется. Вот почему порой мы чувствуем, будто нас обманули, а герои весело и задорно проходят самые тяжелые испытания, в ходе которым могут даже кого-то потерять. Антагонист может быть любым существом или явлением: маньяком-убийцей, которого ловит ФБР-овец, злодеем-тираном, желающим подчинить себе мир, целой армадой противника, прилетевшей из другой галактики, чтобы уничтожить мир героя, природным катаклизмом, неподвластным никому и сметающим на своем пути правых и виноватых. Антагонист даже может и не быть главным злодеем истории, либо сместить на себя акцент позже. Именно так работают сериалы вроде Ганнибала или Ходящих мертвецов. В первом случае злодеями выступают каждый раз какие-то убийцы и маньяки, которых надо поймать и засадить за решетку (в идеале), но антагонист Уилла - Ганнибал. И чем хитрее и изощреннее его действия, тем для нас напряженнее становятся моменты их встреч и диалоги (кстати, говоря, сериал мне дико не нравится по ряду причин, главные их которых .— пошлый фансервис, и абсолютно неживые диалоги, словно персонажи сошли со страниц трагедии Шекспира). Во втором случае очевидный злодей — зомбиапокалипсис и орды мертвецов, когда как антагонист истории — люди. Такие же живые обычны люди, как и главные герои. Но которые в итоге оказываются гораздо опаснее, чем просто толпы зомби. И чем более жестокими становятся люди, встречающиеся героям, тем больше мы переживаем за них.
Возвращаясь к середине предыдущего абзаца и цитате МакКи, хочу сказать, что занятость антагониста каким-то делом тоже своего рода возможности антагониста, благодаря которым судьба главного героя нас начинает волновать все больше и больше. Чем более силен антагонист, тем более сильным должен стать протагонист. В этом плане меня очень интересует, как создатели SS решили, что с таким Джокером Бэтмен вообще способен кого-то защищать, противостоять даже Супермэну и быть сильным супергероем. Нет, такой Бэтмен способен только хватать баб за волосы и костылять злодеям прямо при их детях. Я всегда держу в голове подобные плохие примеры, чтобы не оступиться и не совершить ту же ошибку только потому что мне показалось классным, что антагонист должен быть таким и таким не по каким-то объективным и логичным причинам, которых требует история, а потому что... Да не знаю, мне просто пришло в голову, что он таким должен быть и плевать, насколько он сочетается с главным героем.
Разумеется, это все не инструкция, которой вы должны руководствоваться, пока пишите и создаете, будь то книги, сценарии, фанфики, тянущие на серьезное дополнение к сюжету, или легкий фик, что был написан в порыве любви к героям или истории. Скажу даже более, фики с легким и простым сюжетом без всяких там антагонистов и прочего тоже должны существовать. Это часть фанатской любви, и нет ничего плохого, что она проявляется так шучу конечно, горите в аду любители омегаверса по фэндомам. Другой вопрос, что иногда с любым сторимейкером случается так, что он хочет сделать историю более объемной (не в плане количества слов), более живой и многогранной. Сложная структура с воздуха не берется, нужно иметь багаж знаний и хотя бы интуитивно понимать как это сделать. Для интересной истории не нужно заканчивать курсы сценаристов и читать кучу специализированной литературы. Разумеется, это пойдет вам в плюс. Саморазвитие — это всегда здорово. Но если у вас нет ресурсов (время, деньги, желание в конце концов) для каких-то курсов и спец.текста, просто следите и запоминайте. Учитесь на чужом примере и запоминайте, а потом применяйте на практике. Последний год я только и делаю, что экспериментирую. Пишу планы, вписываю отсылки, меняю способ повествования, расширяю текст описаниями окружения или мыслей, использую новые ритмы и перечитываю уже написанное, чтобы по нему составить краткий синопсис тех событий, что уже были. Я не гнушаюсь записывать диалоги и текст повествования, если они пришли мне в голову прямо сейчас, даже если до них дойдет не скоро. И я люблю смотреть кино, записывая происходящее, как текст повествования, чтобы понять, как именно я пишу все из головы. Ведь чаще в голове история выглядит так же как фильм: ты визуализируешь образы, при этом создавая кино с закадровым голосом, который все начитывает и начитывает происходящее, дополняя его мыслями и чувствами героев, которые просто так не увидеть. Для меня долгое время было классно интуитивно создавать такое, но сейчас я хочу понять структуру вещей, которые делались мною неосознанно. Сцена в фильме длится бывает лишь пару секунд, но сколько она будет длиться в тексте? Что о ней можно сказать? Как описать окружение, действия персонажа, что важного нужно указать во всем этом, и если абзац окажется коротким, есть ли смысл дополнить его?
Теперь на любой текст у меня есть план действий. Элементарное расписание как из пункта «А» отправиться в пункт «Б». И иногда совершенно случайно во время путешествия обнаруживаются новые остановки, о которых ты даже не знал, но непременно должен сбавить ход и завернуть в это место. И вот именно такие моменты я люблю больше всего, потому что они похожи на прозрение. Ничто не предвещало появления этого места, но вот оно здесь — прямо перед тобой. И ты чувствуешь себя хотя бы на секунду гением и радуешься. И именно поэтому я не люблю отказываться от каких-то новых развитий истории, даже если их не было в планах. Особенно, если это касается тех персонажей, что не являются главными героями.

@темы: Будничное, [интеллектуальный гопник]