Haide Mai
Я томат, и я убиваю проституток
Что - fanfiction challenge
Кому - Satsuharu
Хотя я очень задержалась с исполнением, но все-таки сделала это. Надеюсь, тебе понравится :"D

Фэндом: Super Junior
Пэйринг или персонажи: Хичоль/Хёкджэ
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Ангст, AU, немного магии и киберпанка в одном флаконе.
Ключ от заказчика: La Roux – Tigerlily, жажда
Eat me, drink me~
недобечено

«Хотите поверить в чудеса и стать одним из тех, кто их творит?» - вывеска с неоновыми всполохами по бокам манила своим простым слоганом. Девушка, игриво прищурившись, держала в рукам маленькую колбочку с цветной жидкостью, переливающейся неестественными цветами – прекрасный рекламный ход, заставляющий дураков бежать в филиалы корпорации, чтобы приобрести заветный эликсир, способный наделить их якобы магическими способностями. Хёкджэ закатил глаза и покачал головой, заметив таблоид. Сколько людей уже стали заложниками этой обманки, но каждый день все новые и новые глупцы шли и покупали себе возможность стать тем, кем они не являлись от природы. Человеку так свойственно всеми силами занять место в жизни, которое не принадлежит им, сыграть роль, к которой они даже не готовы, а после сожалеть о необдуманном поступке.
Отойдя подальше от неонового свечения и попадая в тень дома, Хёкджэ вытащил руку, чтобы покрутить пальцами в воздухе. Над ладонью появилось облачко мелкого песка. Нарушая все законы гравитации, песок двигался вверх, «падая» на пирамидку песчинок, как в стеклянных часах.
Хотя парню стоило быть осторожней со своими способностями, Хёкджэ никогда особо не конспирировался и не прятал их. Потому что это был дар. Хёкджэ являлся одним из немногих, кому не требовалась завлекающая реклама о возможности получить заветную бутылочку с "Ведьминской водой", как окрестили в народе те самые колбочки с чарующе переливающейся жидкостью. Люди стремились получить сверхспособности, вот только не знали, что эффект не тал долговечен, как обещают, а привыкание к "Ведьминой воде" такое же, как к сильным наркотикам – попробовав раз, уже невозможно остановиться. Но Хёкджэ умел все и без «волшебных» эликсиров, продающихся мегакорпорацией, распространившей свое влияние по всему миру. И все же его дар таил для хозяина опасность – вся продукция Корпорации, превращавшая заурядных людей в кудесников магии и волшебства, делалась на основе крови и других биологический компонентов врожденных обладателей дара.
С техническим прогрессом люди позабыли о страхе перед ведьмами и колдунами. Порой Хёкджэ жалел, что родился не в Средневековье, тогда ему хоть и пришлось бы скрываться, но не из-за страха, а напротив, чтобы не запугать людей. Все сказки и байки из бабушкиных книг перестали быть реальностью – людей, умеющих делать хоть что-то, отдаленно похожее на магию, сначала пытались лечить, затем изолировать; а с новым скачком науки, позволившим людям создавать киборгов и продлевать свою жизнь за счет биомеханических протезов, магов и колдунов стали ловить, чтобы создавать чары. Именно так просто и незамысловато Корпорация называла свой продукт – "Чары".
Хёкджэ скривился от воспоминаний о том, когда впервые анонсировали создание продукта, перевернувшего с ног на голову все, что они знали о мире.
- Опаздываешь, - одними губами произнес парень, смотря в темноту переулка.
Облачко пыли, которым Хёкджэ пользовался вместо наручных часов, испарилось, когда послышались чужие шаги. Парень не думал уходить отсюда, потому что знал личность идущего в темноте.
- Достал? – требовательно спросил голос, человека, прятавшего свою лицо под медицинской маской.
- Если бы не смог, то не назначал встречу, - Хёкджэ закатил глаза, прикладывая ладонь ко лбу. – Мне кажется, с каждым годом ты глупеешь, Хичоль.
- На себя бы посмотрел… Ладно, давай сюда "Чары".
Хёкджэ сжал челюсть, борясь с желанием высказать своему собеседнику все, что он думал. Несколько секунд ни один из них не двигался, стараясь переглядеть друг друга. Первым сдался Хичоль, опустивший взгляд. Протянув руку вперед, словно уличный попрошайка, парень требовательно задвигал пальцами.
- Скажи, в какой момент это случилось, а? Ты ведь такой же как и я. Зачем тебе "Чары"? – Хёкджэ с состраданием посмотрел на Хичоля.
- А тебе есть до этого дело? Просто забери деньги и отдай то, что я просил.
Хёкджэ сомневался, понимая, что просто принес дозу наркоману. Но сделка есть сделка – нехотя протянув узкую колбочку с густой жидкостью, едва алеющей в темноте, Хёкджэ цыкнул языком, чем привлек внимание Хичоля. Пришедший парень поднял голову, и на секунду в его глазах заискрилась радость, но, вовремя одернув себя, Хичоль принял серьезный вид.
- Неужели не можешь обойтись без этого? – не унимался Хёкджэ. – Хичоль, сколько я тебя знаю… После того, как тебя едва не пустили на расходный материал для этой дряни, ты стал другим.
- Заткнись-ка, - Хичоль махнул рукой в останавливающем жесте.
Быстрым движением открутив крышечку, парень кинул ее в подворотню. Под ее металлический стук о битый асфальт, Хичоль поднял колбу с "Чарами", словно решив выпить за чье-то здравие, и быстро поднес ее к губам. Наблюдавший за этим Хёкджэ лишь недовольно скривился, но никак не прокомментировал действия старого друга.
- О, чувствую себя как заново родившимся, - на лице Хичоля появилась глупая улыбка.
Хёкджэ был бы рад помогать ему другими способами, чтобы парень ощущал себя живым, но не мог найти ничего подходящего. Именно поэтому, сколько бы Хёкджэ не грозился, что приносит "Чары" последний раз, стоило Хичолю лишь обмолвиться словом о продукте Корпорации, как парень уже несся сломя голову через весь город, чтобы достать проклятый пузырек с "Чарами". Их связывали лишь отношения наркомана и дилера, а ведь когда-то – Хёкджэ хорошо помнил эти времена – они были лучшими друзьями, всегда держались вместе и желали бороться против системы. Но романтику революционеров с них быстро смысл случай, едва не стоивший Хичолю жизни.

Людям, родившимся с даром, приходилось тяжело, но кто-то мирился, кто-то умело маскировался, а кто-то просто не считал нужным афишировать свои таланты на людях. Однако большинство из них рано или поздно находили и ловили. Лишь с одной целью – чтобы отправить в лаборатории и заводы, где из них по технологии, державшейся в строжайшем секрете, изготавливали "Чары". Разумеется, прирожденные маги и колдуны после такого не возвращались. Никто не говорил вслух, но любой человек знал, что Чары добываются благодаря смерти тех самых одаренных людей. Неуемному Хичолю хотелось хоть как-то изменить ситуацию, да и Хёкджэ придерживался позиции друга, но они не решались идти против всего этого вдвоем. Да и что они могли противопоставить идеально отлаженному механизму, окутавшему весь мир своими невидимыми щупальцами. Корпорация как спрут выслеживала своих жертв и крепко вцеплялась в них, выжимая все соки.
Каждый маг обладал своей уникальной способностью, но не для всех эти способности оказывались полезными. Бывали среди них те, кто мог бы если не сокрушить Корпорацию, то хотя бы заметно пошатнуть ее авторитет, но люди боялись. И порой Хёкджэ завидовал таким магам, тратившим свой сильный талант впустую – пряча и скрывая всеми силами. У самого парня была способность к созданию и управлению песком. Не слишком выгодный дар, но заметно преобразившийся, когда жизнь свела Хёкджэ с Хичолем, чей дар позволял ему управлять огнем. Первородная стихия в его руках казалась опасным оружием, но Хичолю не хватало усердия для того, чтобы развить свой дар до нужной степени. Зато он охотно экспериментировал – благодаря множеству попыток управлять своими способностями вдвоем, они научились создавать стекло. И такое воплощение их дара стало весомым аргументом в пользу желания совершить что-то грандиозное, чтобы избавить подобных им людей от страха быть пойманными.
Если бы Хичоль был менее вспыльчив, их планы сумели бы воплотиться. Но парень прокололся на мелочи, попытавшись щелчком пальцев поджечь обидчика, с которым у него завязалась потасовка в баре. Хёкджэ в это время был далеко и узнал о том, что Хичоля арестовали, лишь на следующее утро. А когда парень пришел в участок, чтобы заплатить штраф за друга, его ждала страшная новость: Хичоля как мага отправили прямиком в одну из лабораторий Корпорации, чтобы изучить и найти подходящее применение его силам, разумеется, уничтожив при этом живой сосуд – самого Хичоля. Хёкджэ ни секунды не сомневался, когда отправился спасать Хичоля, и ему удалось сделать это достаточно быстро. Так думал сам Хёкджэ. Но уже через неделю парень стал подмечать некоторые изменения в поведении Хичоля. Тогда Хёкджэ списал все на посттравматический шок – он знал, что Хичолю пришлось перенести пару экспериментов, оставивших на его теле раны. Но заглянуть в душу человека Хёкджэ не мог, и ему осталось лишь гадать, что же на самом деле пришлось пережить Хичолю, ведь парень стал меняться на глазах.
Бить тревогу оказалось поздно, когда Хёкджэ обнаружил в квартире Хичоля пустые колбочки от "Чар". Хичоль подсел на них, словно на наркотик. Как однажды описал свою ломку сам парень: это сродни жажде, когда ты оказываешься посреди пустыни без единой капли воды. Бороться с чувством невозможно, выкинуть из головы не получается – абсолютно все мысли сосредоточены на одном желании утолить эту самую жажду. Но самая главная и страшная проблема состоит в том, что жажда выматывает и оставляет безжизненную оболочку человека наедине с его желанием.
Чтобы не попасться еще раз, Хичолю приходилось скрываться. Он даже не думал об официальном заработке, перебравшись на более бедную нишу городской жизни. Парень перебивался случайными заработками, а очень быстро и вовсе опустился до воровства. Поджидая в темных переулках неблагоприятных районов своих жертв, Хичоль пускал в ход дар, чтобы запугивать людей и обчищать до последней нитки. Ему везло – обворованные чаще являлись таким же незащищенным социальным слоем и даже не подумывали об обращении в полицию. Если бы это произошло, по городу быстро пронесся слух о маге-грабителе, и тогда бы не повезло всем, кто имел дар и скрывался от Корпорации. Но даже награбленного не хватало на "Чары", ведь Хичоля не устраивали простые и дешевые виды магии, синтезированной в светившиеся люминесцентом субстанции. В отличие от обычных людей, моментально чувствовавших эффект от любых "Чар", Хичоль выбирал те, что хоть немного подпитывали его собственную магию. Огненные "Чары" были одними из самых дорогих, потому что считались опасными, а оттого и редкими.
И тогда на помощь пришел Хёкджэ. За смешную плату, которая для него была лишь символической, но для Хичоля это были последние деньги в кармане, парень добывал непонятным образом те самые огненные "Чары". Хёкджэ не раскрывал секрета, откуда ему удавалось брать "Чары" так быстро, да и самого Хичоля не интересовали затраченные силы – его волновал лишь конечный результат. Вот так из друзей они превратились в чужих друг другу людей, связанных лишь нуждой одного и теплящейся надеждой, что все изменится, другого.

Любой, живущий в городе, скажет вам, что здесь легко стать параноиком, вечно находящимся в депрессии. Сама атмосфера постоянной спешки, конкуренции и безликой толпы заставляла умирать внутри какие-то важные человеческие чувства. Хёкджэ всегда ощущал, как эти чувства идут за ним по пятам всю жизнь. Ко всему прочему добавлялся и страх быть пойманным, но Хёкджэ сумел с ним справиться и затолкать поглубже, похоронив под цинизмом и безжалостностью.
Очередная встреча с Хичолем должна была пройти в парке района Чамсиль, славящегося своими барами и клубами. Когда-то давно, когда технологии не поглотили все сферы жизни, парками называли достаточно большие озелененные участки территории в городском массиве. То, как выглядели они сейчас, с натяжкой можно было назвать парком: узкие аллеи между домами с десятком деревьев, если повезет, посаженными в высокие кадки из металла – вот и все, что могло порадовать глаз. Зелень практически исчезла из городов, оставшись далеко от них, в естественной природе.
Спрятавшись с тени одного из облезлых деревьев, чтобы не привлекать внимание, Хёкджэ приготовился ожидать. Хичоль всегда опаздывал, однако в этот раз его задержка становилась непростительно большой: Хёкджэ проверил по своим «часам» - с назначенного времени прошло сорок минут. От скуки парень стал водить пальцем вдоль железного борта с землей, где моментально появлялся причудливый шероховатый рисунок благодаря песчинкам, шлифующим поверхность металла. В поздний час на улицах уже не осталось гуляк, поэтому Хёкджэ не рисковал быть пойманным с поличным. Сомнительной безопасности развлечение наскучило парню уже через минуту, тогда он начал медленно вышагивать вокруг дерева, надеясь спастись таким образом от скуки и тревожного предчувствия.
Прошло еще полчаса, и Хёкджэ сменил прогулку на узкую скамейку в стене дома. Вытянув ноги, парень оглядывал носки кроссовок, взвешивая желание приобрести новую пару: износились ли эти достаточно, хватит ли ему терпения блуждать по магазинам в поисках подходящей пары, а если у новых кроссовок окажется узкая колодка, и они начнут натирать? Хёкджэ вздыхал все протяжнее, не зная, куда себя деть от безделья. Так он сумел протянуть время еще на двадцать минут. Терпение давно закончилось, осталось лишь упертое желание досидеть до того момента, когда Хичоль покажется ему на глаза. И Хёкджэ вовсе не собирался ругаться с бывшим другом из-за опоздания или высказывать тому в лицо свое мнение, он лишь хотел знать, что Хичоль в порядке и просто по какой-то случайности задержался вот уже на полтора часа. Но гневную речь Хёкджэ все же подготовил, чтобы не показаться Хичолю безвольной тряпкой или собачкой на побегушках, готовой по одному щелчку пальцев побежать за брошенной палкой.
Монолог праведного недовольства не понадобился – Хичоль так и не появился, и Хёкджэ пришлось отправиться домой. Связаться с Хичолем, чтобы узнать причину такой возмутительной безответственности, не представлялось возможным: парень всегда выходил на Хёкджэ первым, не оставляя ни номера телефона, ни даже адреса. Хёкджэ лишь смутно представлял, где тот мог жить, но никто не гарантировал, что Хичоль не сменил квартиру и не один раз. Оставалось лишь одно – постараться забыть о странном случае и жить дальше.

У Хёкджэ было много забот не слишком легального характера. Основной доход парню приносила продажа информации: записанные в приватных номерах клубов разговоры о тайных сделках бизнесменов и мафии, компрометирующие фотографии женатых политиков, идущих по коридору дорогих гостиниц под руку со своими любовницами. В ход шла любая грязная слежка, на какую оказывался способен Хёкджэ, благодаря своему дару.
Сделка с одним из постоянных клиентов завершилась успешно: Хёкджэ возвращался домой в приподнятом настроении, а на карте-регистраторе заметно пополнился счет. Финансы позволяли ему купить пентхаус где-нибудь в районе Каннама, но Хёкджэ предпочитал открытому афишированию своего дохода спокойную жизнь в маленькой квартирке недалеко от набережной. Зданию было уже пятьдесят лет, но даже для нынешнего времени сорокаэтажное здание являлось внушительным и причислялось к небоскребам. Квартира Хёкджэ располагалась лишь на двадцать первом этаже жилого дома: каждую ночь парню доставляла проблемы яркая неоновая реклама, бьющая искусственным светом в окна. Ему даже не требовалось включать свет в квартире, когда Хёкджэ возвращался домой, все можно было разглядеть и так. И именно поэтому окна квартиры закрывали ставни, не пропускавшие ни единого луча света, чтобы спать хоть в каком-то комфорте.
Лифт без задержек привез Хёкджэ на нужный этаж, с неприятным скрежетом тросов замерев и распахнув двери. В подъезде как обычно работала неисправная лампочка, мигавшая тусклым светом. Проходя под ней, Хёкджэ в который раз напомнил себе заменить неисправный источник света, раз соседи не торопятся с этим. Но лишь набрав код на панели двери, Хёкджэ уже забыл об этом. Сейчас все его мысли занимало предвкушение первого глотка пива из холодильника, поэтому парень захлопнул дверь, подтолкнув ее пяткой и не разувшись пошел в кухню, отделенную от гостиной лишь длинной барной стойкой. Легкое прикосновение холодного воздуха из холодильника заставило Хёкджэ довольно улыбнуться, когда он потянул дверцу на себя. С характерным щелчком крышка жестяной банки открылась, и парень сделал первый глоток. Этого оказалось достаточно, чтобы Хёкджэ ощутил себя расслабленно и спокойно, но боковым зрением он заметил непрошенного гостя, прятавшегося в тени шкафа в гостиной. Улыбка исчезла с лица, и Хёкджэ медленно попятился назад, чтобы разглядеть за вещами, громоздившимися на барной стойке, кем был его гость.
- Что тебе здесь надо, Хичоль?
- Угадай.
- Извини, сейчас "Чар" у меня нет. Я сбыл их другому человеку. Ты ведь тогда не пришел на встречу, - безразлично пожал плечами Хёкджэ и сделал еще один глоток.
- Засунь себе эти "Чары" куда-нибудь поглубже, - огрызнулся Хичоль, все еще прячась в тени. – Мне нужно где-то отсидеться пару дней.
- И ты не придумал ничего лучше, как прийти ко мне? Как ты вообще попал в квартиру? Знаешь, Хичоль, я могу позвонить в полицию и сообщить о незаконном проникновении, - Хёкджэ отставил банку пива и направился к Хичолю, чтобы взглянуть прямо в наглые глаза потерявшего всякую совесть парня. – Тебе лучше убраться отсюда, пока я еще в хорошем… Что с твоим лицом?
В мгновение Хёкджэ покинула злоба, когда он увидел запекшуюся кровь под разбитым носом. Хичоль выглядел так, словно повстречался с целой бандой мафии, решившей вытрясти из него долги.
- Не твое дело, - Хичоль отвернулся от парня и поковылял вглубь квартиры, надеясь избежать разглядывания его травм.
- Нет уж, мое. Ты приперся ко мне, без предупреждений, не появляясь перед этим в течение двух недель. Будь добр, объясни, во что ввязался?
Хичоль неопределенно хмыкнул.
- Это как-то связанно с… Твоим способом добычи денег на "Чары"?
- Может, дашь хотя бы умыться, я только пришел. Прояви немного гостеприимства, Хёкки.
- Нам не по пятнадцать лет, чтобы ты называл меня так, - раздраженно произнес парень, направляясь к ванной, чтобы включить воду. – Значит, только пришел?
- Не волнуйся, обворовывать тебя я точно не стану.
Пройдя мимо Хёкджэ, старавшегося держать себя в руках, Хичоль не удержался от еще более раздражающего похлопывания по плечу, показывая, что он здесь старший. Выдержав паузу после того, как дверь за парнем закрылась, Хёкджэ пнул стену и сразу же направился к письменному столу, где хранил большинство рабочих материалов, а также деньги. Какие бы отношения не связывали их раньше, теперь Хичолю не было никакого доверия – стоило перестраховаться и убедиться, что все лежит на своих местах. Хёкджэ мог с закрытыми глазами найти любую вещь в столе, поэтому на проверку ушло не так много времени: парень открыл поочередно все ящики, бегло оглядывая содержимое, и убедившись, что все в порядке, вернулся на кухню. Теперь для того, чтобы расслабиться, ему требовалось что-то крепче пива.
На полке над холодильником Хёкджэ разыскал давно пылящуюся бутылку с виски. Тряхнув ее, чтобы проверить количество алкоголя, парень забрал с барной стойки стакан и дунул в него, чтобы согнать пылинки с внутренних стенок. Хёкджэ не был брезгливым человеком, поэтому такой чистки посуды вполне хватило, чтобы стакан оказался пригоден для виски. И хотя он плохо переносил неразбавленный алкоголь, Хёкджэ одним глотком осушил стакан, сразу же налив новую порцию.
- Ну и дрянь же, - почувствовав, как виски обжег горло, просипел парень.
Возвращение Хичоля произошло спустя пять минут. Теперь парень выглядел гораздо лучше, и даже походил на приличного человека.
- Так… Что же произошло? – напомнил Хёкджэ о незаконченном разговоре, когда Хичоль забрал бутылку себе и отпил виски прямо из горла.
- Я же сказал – не лезь, тебя это не касается.
- Касается. Ты в моем доме. Я должен знать о возможных последствиях твоего визита, - парень возмущенно развел руками. – А если ко мне посреди ночи ворвется полиция или мафия, что я должен им сказать?
- Какой же ты шумный, у меня голова разболелась. Повторяю, не случилось ничего такого, чтобы ты мог беспокоиться за свою сохранность.
Хёкджэ задумчиво кивнул, и Хичоль уже решил, что парень сдался и больше не будет докучать ему глупыми расспросами. Но стоило ему сесть на стул у стойки, как хозяин квартиры подошел к двери и раскрыл ее.
- Выметайся, - указывая рукой, в которой держал стакан, на выход Хёкджэ.
- Прости?
- Я сказал, выметайся из моего дома. Живо!
Хичоль явно не ожидал такого от Хёкджэ и даже оглянулся назад, чтобы убедиться, что парень не выгоняет из квартиры кого-то другого.
- Ну?
- Не пойду я никуда, - Хичоль гордо задрал подбородок.
- Твою мать, - Хёкджэ с размаху захлопнул дверь, отчего стекла окон тревожно зазвенели, и направился к сидящему у стойки парню. – Я непонятно говорю? Хичоль, вали отсюда, пока я не вызвал полицию или не сломал тебе что-нибудь.
- Грозишься мне физической расправой? – Хичоль в мгновение ока подскочил к Хёкджэ, едва не ударившись носом о его лоб. – Забыл?
Подняв ладонь на уровень глаз, парень щелкнул пальцами, отчего в воздух взметнулся столп горячих искр. В глазах Хичоля читалась уверенность, что он пустит в ход свои способности в любую секунду, стоит Хёкджэ совершить еще одно неверное движение.
- А ведь когда-то ты обещал мне никогда не использовать свой дар на мне, - скривился Хёкджэ.
- Времена меняются, - ладонь Хичоля покрылась языками пламени.
Это могло напугать Хёкджэ, если бы он не знал, как выглядит магия Хичоля. Огонь едва алел, готовый потухнуть от любого дуновения, словно ему не хватало кислорода, чтобы обрести полную силу. Хёкджэ усмехнулся и схватился за горящую ладонь друга – огонь моментально исчез, а кожа руки оказалась холодной.
- Похоже, у кого-то проблемы? Без "Чар" совершенно перестал быть способен на что-то?
- Ты не знаешь, о чем говоришь, - Хичоль задышал чаще, ощущая, как его превосходство исчезло.
- Неужели? Ты потратил весь свой талант благодаря этой синтетической дряни, которая выкачивает из тебя не только деньги. Разве ты не видишь, во что превратился? Да ты сейчас даже лист бумаги поджечь не сможешь. Стоило ли оно того? Зачем тебе "Чары"?
- Потому что без них я вообще ничего не могу. Понятно?!
Хичоль выдернул ладонь из руки Хёкджэ и отошел назад.
- Черт, Хёкджэ. Я действительно не хотел такой жизни, и если бы у меня был выбор, то не стал бы травиться этой дрянью. Но вся моя магия, текущая по жилам, слабая пародия на то, что я умел раньше.
- Почему ты не сказал мне раньше?
- А ты бы сам признался в подобном? Я живу от случая к случаю, перебиваясь жалкими подачками от жизни, надеясь, что однажды само пройдет. Но не проходит, ни черта не проходит. Только хуже становится.
- Без "Чар" ты совсем ничего не можешь? – Хёкджэ посмотрел на Хичоля новым взглядом: теперь тот выглядел не наркоманом, а несчастным и потерявшимся человеком, которому действительно требовалась помощь.
- Ты видел сейчас все. Это максимум моих возможностей. Мне постоянно нужно подпитываться чьей-то силой.
- Извини, я не думал… Прости, мне жаль.
- Ты не виноват. Знаешь, мне лучше действительно уйти, - Хичоль сделал последний глоток, допивая виски, и поставил бутылку на пол. – Рад был повидаться. Так ведь говорят друзья?
Горькая ирония в голосе Хичоля, заставила Хёкджэ внутренне содрогнуться. А ведь именно так и должны были говорить они друг другу сейчас, вместо бессмысленной ругани и угроз. Друзья – пожалуй, самое главное, чего они лишили друг друга благодаря длившейся уже долгое время недосказанности.
Хичоль медленно побрел к двери, все так же прихрамывая на одну ногу. Еще два метра и он уйдет, оставив Хёкджэ в одиночестве и с тяжелым ощущением того, что тот не помог. Отвратительное чувство – Хёкджэ ощущал себя так, будто на него вылили ведро с помоями, размазав по лицу всю грязь. Когда Хичоль уже коснулся ручки двери, парень нагнал его, схватив за локоть.
- Постой. Ты сказал, что тебе нужна чужая сила, чтобы подпитываться, - Хёкджэ замолчал, подбирая слова, чтобы сформулировать вопрос. – Это только "Чары"?
- Имеешь в виду, не могу ли я держать свой дар живым, используя как источник другого мага? – Хичоль покосился на Хёкджэ. – Пытался, но найти добровольца на такое дело сложно. Мне ведь не любая сила нужна.
- Почему ты не просил меня?
- Потому что забрать без последствий нельзя. Кому-то из нас двоих обязательно не поздоровится.
- Лучше бы ты «выпил» меня, чем травился "Чарами", - Хёкджэ опустил взгляд, понимая, как много упустил.
- Неужели бы помог?
Спасти Хичоля от рук Корпорации оказалось самым легким испытанием, завершив которое Хёкджэ даже не задумался о том, что может случиться что-то более серьезное. Теперь было поздно что-то менять. Хёкджэ понимал это, поэтому расслабил пальцы, отпуская локоть Хичоля, но вместо того, чтобы наконец уйти, тот повернулся обратно и схватил стоящего перед ним парня за плечи. Никак не ожидая того, что Хичоль решит поцеловать его, Хёкджэ замер на месте, напрягшись всем телом. В первые мгновения мысли в голове перемешались в кашу, но очень быстро Хёкджэ почувствовал, что жадный поцелуй Хичоля будто высасывает из него силы. Но вместо того, чтобы отпрянуть, Хёкджэ обнял Хичоля за шею, прижимая к себе. Не думать о последствиях, вот чего желал сейчас Хёкджэ, именно поэтому он позволил своему все еще бывшему другу сделать шаг вперед. Пятясь и натыкаясь на препятствия в виде стен, шкафов или стульев, Хёкджэ добрался до кровати и рухнул на нее, при этом сдавленно прохрипев, когда Хичоль навалился на него всем весом. Ни романтических глупостей и нашептываний слов любви на ухо, никакой нежности и долгих прелюдий – Хёкджэ трезво оценивал ситуацию и понимал, что Хичоль делал это не от большой к нему любви. Так сложились звезды или сошлись дороги судьбы. Кому во что удобнее верить.
В неоновом свете рекламных щитов за окном, лицо Хичоля приобретало мертвенно бледный оттенок, а капли пота на висках блестели, словно стеклянная крошка. Хёкджэ непроизовльно тянулся дрожащими пальцами к лицу нависающего над ним парня, чтобы стирать соленые капли, но Хичоль раздраженно мотал головой, едва чувствовал аккуратные прикосновения. Ему хотелось, чтобы происходящее меньше всего напоминало акт выражения любви. Так было проще после смотреть в глаза бывшему другу, теперь ставшему любовником, хоть и на один раз. Но Хичоль совершенно не учитывал того, что по сравнению со случайными связями, Хёкджэ в его жизни занимал гораздо более важную роль, и так просто избавиться от чувства стыда потом не получится. Но удивительно гибкий и ускользающий из объятий как песок парень был слишком притягателен, чтобы Хичоль думал сейчас о чем-то другом кроме Хёкджэ. На это время для него даже перестала существовать вечная ломка и чувство пустоты внутри. У Хёкджэ были холодные от пота плечи и хриплый голос – этого хватало, чтобы Хичоль чувствовал себя целостно, как разбитая ваза, которую наконец склеили.

- Значит, люди Корпорации снова тебя чуть не поймали?
- Похоже, я потерял последние мозги с этими "Чарами", раз решил, что лучший способ скрыться от них – спрятаться в твоей квартире, - усмехнулся Хичоль.
Он лежал на краю кровати, пока Хёкджэ в одних лишь брюках сидел за стойкой и размешивал сахар в кружке с кофе. С волос периодически капала вода, и Хичоль постоянно встряхивал головой, надеясь избавиться от них – душ заметно приободрил его, но сил на то, чтобы вытереться как следует не хватило.
- Что ты собираешься делать дальше?
- Не знаю. Может, залягу на дно.
Хёкджэ невесело усмехнулся.
- Ты прав, я и так на дне. Тогда попробую съехать из города, куда-нибудь подальше, чтобы не светиться перед Корпорацией.
- Их люди повсюду. Стоит потерять бдительность, и тебя сцапают.
- Что ж прикажешь делать, сидеть на месте и ждать? Глупая затея, легче уж сразу приехать к ним, чтобы они закончили свое дело.
- У меня есть связи, - Хёкджэ на мгновение задумался, поднося ладонь к губам. – Я могу помочь.
- Ты уже помог, - Хичоль сыто улыбнулся. – Будет наглостью, если я возьму у тебя что-то еще.
Хёкджэ удивленно поднял брови, но поняв о чем речь, опустил взгляд, едва заметно краснея.
- Я рад, что мы впервые за долгое время общаемся, как прежде, но ты же понимаешь, что это не надолго, - Хичоль запустил руку в волосы, взъерошив их. – Будет безопаснее, если я исчезну из твоего поля зрения.
- Надолго ли хватит твоего дара без подпитки?
- Неделя, если я не стану пользоваться им активно.
- Все же будет лучше, если я попытаюсь помочь тебе, - твердо произнес Хёкджэ, все еще не поднимая взгляда от кружки кофе, который он так и не выпил.
- Я не могу запрещать тебе делать это, но подумай о собственном благополучии. Рано или поздно я исчезну из твоей жизни, и ты останешься наедине со своими проблемами.
- Это целиком и полностью твой выбор, - Хёкджэ меланхолично улыбнулся, являя Хичолю свою мягкую сторону характера.

Они договорились о встрече у дома, где жил Хёкджэ, в десять вечера. Хотя до положенного срока было еще десять минут, Хёкджэ нервничал. Вдруг что-то пойдет не так, вдруг люди Корпорации уже добрались до Хичоля? Терять бывшего друга вновь не хотелось. Хёкджэ ходил взад-вперед у угла дома, надеясь увидеть парня, но на улице все еще было пустынно. Изводя себя беспочвенными переживаниями, Хёкджэ закусывал нижнюю губу и нервно перебирал пальцами, заставляя маленькое облачко песка кружить вокруг них. Ему хотелось верить в то, что с Хичолем все в полном порядке, но он узнал достаточно, чтобы понимать, в какой опасности находится друг.
С того момента, как они переспали, прошло лишь три дня, но мир Хёкджэ, каким он привык воспринимать его, перевернулся с ног на голову. Парень смотрел совершенно иначе на то, что происходило последний год между ним и Хичолем. Теперь желание помочь бывшему другу было как никогда высоко.
Чтобы хоть как-то снять напряжение, Хёкджэ стал вести песчаную дорожку вдоль дороги, ровно по той траектории, которую он проходил, чтобы посчитать пройденные в ожидании метры. Десятки, сотни… Он прошел расстояние, равное пяти километрам, а Хичоль так и не появлялся. Дурное предчувствие все сильнее терзало парня. Казалось, что даже природа пытается испортить все – асфальт постепенно становился мокрым благодаря дождю.
- Хёк…
Парень моментально развернулся лицом к переулку, услышав знакомый голос.
- Я думал, что ты не придешь, - Хёкджэ с облегчением выдохнул, видя спешащего к нему Хичоля.
- Прости, лишняя предосторожность.
- Понимаю. Вот, - Хёкджэ вытащил из кармана новенькую карту удостоверения личности. – Твой новый паспорт.
- Ого, действительно сделали.
- Я же обещал, - усмехнулся Хёкджэ.
- А что насчет…
- Деньги там же. Можешь пользоваться карточкой где угодно.
Хичоль забрал протянутое удостоверение, разглядывая свежую надпись с именем и номером регистрации.
- Поблагодаришь как-нибудь в следующий раз, - угадывая мысли парня, произнес Хёкджэ. – А сейчас иди.
- Жаль, что мы расстаемся на такой ноте, - Хичоль печально улыбнулся. – Я почти забыл о том, каково это - пользоваться "Чарами".
- Прошло три дня, не преувеличивай.
- Ты не знаешь, что я чувствую. Это отличатся от того, когда принимаешь "Чары", - покачал головой Хичоль. – Почти как раньше.
- Надеюсь, моего дара хватит тебе, чтобы добраться до Пусана. А там… Может быть, найдешь кого-то, кто поможет обходиться без них.
Хичоль кивнул, переминаясь с ноги на ногу. Его терзали сомнения, и чтобы хоть как-то заглушить неприятное чувство тоски в груди, он шагнул к Хёкджэ, сокращая расстояние, и коротко поцеловал парня. Явно не ожидавший этого Хёкджэ удивленно моргнул, но противиться действиям бывшего друга не стал.
- Прощай? – Хичоль заглянул в глаза парня, словно желая увидеть ответ в них.
- Береги себя.
Стоило Хёкджэ коснуться плеча Хичоля в прощальном жесте, как улицу озарил луч прожектора бронированного джипа. Из темноты выскочило около пяти человек, одетых в защитную униформу. В руках у каждого из них Хёкджэ заметил оружие, сомнений не оставалось - это люди Корпорации. Уже готовый крикнуть Хичолю, чтобы тот бежал, парень поднял правую руку, чтобы создать гигантский вихрь песка и хоть как-то выиграть время. Но что-то заставило Хёкджэ задержать решение атаковать на несколько секунд – он чуял подвох в происходящем, но не мог понять, что именно идет не так.
- Извини, Хёк, - Хичоль устало вздохнул, отходя на пару шагов в сторону, оставляя Хёкджэ посреди улиц одного.
- Что? Ты… Ты продал меня?! – Хёкджэ не был глупцом и сразу понял, чем продиктовано поведение бывшего друга. – За сколько ты меня продал? Сколько денег Корпорация пообещала? Ты что, не понимаешь, что они и тебя заберут?!
- Дело не в деньгах…
Хёкджэ вскинул руку, и улицу заполонила песчаная буря. Он уже сталкивался с людьми Корпорации и не раз становился свидетелем того, как происходят захваты магов. У Корпорации была своя собственная полиция – элитный отряд, набитый под завязку "Чарами". Кто мог обезвредить мага, как не обладатель дара? Несопоставимо превосходящие по силе люди буквально в считанные секунды могли обезвредить любого мага, какой бы дар у него не был. Хёкджэ не знал, какими "Чарами" пользовались те, кто пришел за ним, поэтому действовал наверняка.
Пока песок вздымался в небо, заслоняя собой все, парень быстро сорвался с места, кидаясь к Хичолю. Инстинкт выживания был силен, но еще сильнее в Хёкджэ сейчас говорила злоба.
- Сколько?! – возник из ниоткуда Хёкджэ, ударяя Хичоля кулаком под дых.
- Это не деньги.
- А что тогда? Они пообещали тебе свободу?
Хёкджэ хотел спросить что-то еще, но в воздухе запахло озоном – верный признак грозы, но дождь давно прошел. Кинувшись к стене дома, Хёкджэ спрятался за поворотом, а в следующую секунду яркая вспышка молнии ударила в то место, где он стоял прежде. Тонкие полоски стекла словно дерево выросли из этого места, а оставшийся песок осел пылью на асфальт. Взмахнув руками и сжав их в кулаки, Хёкджэ направил плотную стену из песка в сторону, где находились люди Корпорации. Ему почти удалось довести непроницаемую стену до нужного места, как ее смыло волной воды. Пенящаяся масса ударила о стены домов, доставая до окон третьего этажа, и стала превращаться в лед.
Хичоль, явно не желавший выдавать себя и свои способности, отбежал на противоположный конец улицы, выкрикивая, чтобы полиция Корпорации не задела его. Хёкджэ со злобой покосился на парня, и следующий стол из песка обрушился на Хичоля. Выдав свое место положения, Хёкджэ был вынужден побежать дальше – запах озона вновь появился в воздухе, но теперь человек, использовавший "Чары" молнии, не ограничился одним разрядом. Хёкджэ двигался прыжками, пряча свои передвижения в облаках песка, и то тут, то там на асфальте вырастали причудливые стеклянные деревья, повторяющие формы молнии, ударившей в землю. Неожиданно к запаху озона прибавился холод – тяжелое дыхание Хёкджэ вырывалось облачками пара. Ему требовалось укрытие, но словно назло парень не видел ни одной двери, только голые стены домов. Ледяной поток едва не смел Хёкджэ, погребая под собой, лишь чудом он сумел устоять, забираясь по вырывающимся из-под ног глыбам. Когда улица оказалась полностью погребенной под гигантским слоем льда, все стихло.
Неожиданная передышка позволила Хёкджэ оглядеться по сторонам: в десяти метрах от него был переулок с лестницей закрытых выходов квартир. Ему должно было потребоваться не больше пары секунд, чтобы добежать до этого места, но Хёкджэ понимал, что станет легкой мишенью, когда заберется на лестницу. Полиция Корпорации не торопилась нападать, похоже, потеряв его из виду, поэтому Хёкджэ не стал торопиться, оттягивая момент, когда выдаст свое место положения.
- Хёкджэ! Сдайся добровольно! – улицу огласил голос Хичоля.
- Чтобы меня пустили на "Чары"? Неплохое предложение, - под нос себе пробормотал Хёкджэ, осторожно крадясь между ледяными волнами, застывшими в причудливых формах. – Ну уж нет.
У него появился план, но Хёкджэ не был уверен, что все выйдет так, как он хочет. Чтобы безопасно преодолеть двадцать лестничных пролетов и забраться на крышу дома, Хёкджэ был необходим щит. Когда-то они с Хичолем пытались создавать прочное стекло, плавя песок, но сейчас Хёкджэ был один против толпы людей, чьих способности он не знал. Надеяться на помощь Хичоля в такой ситуации было так же абсурдно, как и ждать, что люди Корпорации отступят.
Резко вскочив на ноги, Хёкджэ сразу же стал вызывать песчаную бурю, поглотившую оставшуюся часть улицы. Пробираясь в колком облаке, слепившем глаза, к лестнице, Хёкджэ не переставал шевелить пальцами, вызывая к жизни все больше и больше песка. В такой ситуации любой электрический разряд или огненная искра должны были превратить пространство между домами в непроницаемый стеклянный купол. Хёкджэ знал, что сейчас никто не станет атаковать его магией, способной уничтожить весь район, поэтому уверенно пробирался дальше. Оказавшись на лестнице, он взметнул столп песка ввысь, закрывая небо над головой грязной желтой пеленой. Даже звуки перестали проникать через эту пелену.
Отсчитывая каждый этаж, Хёкджэ перепрыгивал через две ступени, надеясь оказаться на крыше раньше, чем оставшиеся внизу люди догадаются, куда он направился. Когда парню остался последний лестничный пролет, а легкие жгло от нехватки воздуха и осевшей в горле пыли, кто-то схватил Хёкджэ за руку. Потеряв равновесие, парень ударился виском о перила, и на короткое мгновение в глазах потемнело от боли. Когда же зрение вернулось, Хёкджэ обнаружил, что песок, окружавший его, исчез. Стремительно падая вниз, желто-серая масса засыпала собой все вокруг.
Руку обожгло огнем, и Хёкджэ посмотрел на того, кто схватил его. Хичоль словно шестым чувством угадал, куда направился его бывший друг и последовал за ним, чтобы остановить. Пнув удерживающего его парня под колено, Хёкджэ вновь окружил себя песком, закрывая обзор на десятки метров вперед, чтобы наконец преодолеть последние метры и оказаться на крыше.
- Хёкджэ!
- Клянусь, я убью тебя, если ты приблизишься хоть на метр, - крикнул Хёкджэ, готовясь смести Хичоля с крыши волной песка.
- Ты загнал себя в ловушку. Отсюда нет выхода, - Хичоль держался за перила, не рискуя вступить на крышу. – Сдавайся.
- Зачем?! Неужели ты готов был даже переспать со мной, чтобы продать Корпорации? – Хёкджэ разрывало изнутри чувство обиды.
Лишь чудом он еще держался на ногах. Еще никогда в жизни Хёкджэ не использовал так много магии: все пространство вокруг дома от первых этажей и до крыши было поглощено песчаной бурей. До слуха доносился глухой звук бьющихся стекол, перемешивающийся с криками людей, но сейчас Хёкджэ не мог думать о благополучии невинных жертв.
- Я должен привести тебя Корпорации, - безапелляционно заявил Хичоль.
Вокруг ладоней парня уже плясали языки пламени, готовые вот-вот сорваться и сжечь Хёкджэ. Противостояние некогда лучших друзей, волей судьбы превратившихся на короткий промежуток времени в любовников, обещало жизнь лишь одному из них. Ни Хичоль, ни Хёкджэ не собирались уступать друг другу, но ни один из них не решался вступить в бой первым. Сделав широкий шаг, Хёкджэ присел, чтобы быть готовым в любой момент уйти от атаки Хичоля, явно неуверенного в своих силах: то и дело парень нервно дергал руками, заставляя пламя сбавить свой жар. У него в запасе было не так много магии, Хичолю нужно было действовать с умом, чтобы одержать верх над Хёкджэ быстро. Того же мнения придерживался и Хёкджэ, чувствовавший, как много сил отнимает поддержание песчаной бури, укрывавших их будущее поле боя от глаз людей Корпорации.
- Ты действительно готов убить меня? – Хёкджэ медленно развел руки, поворачиваясь корпусом, будто вставая в боевую стойку. – Хичоль?
- Я хочу жить нормально.
- Мне стоило бросить тебя подыхать в лаборатории тогда.
Хёкджэ пропустил момент, когда Хичоль отпрыгнул в сторону, заставляя огненный вихрь понестись в его сторону. Поскальзываясь на песке, разбросанном вокруг, Хёкджэ бросился в противоположную сторону. Ярость слепила его сильнее собственного песка: громко выкрикивая проклятья в сторону Хичоля, парень обрушивал на бывшего друга килограммы песка. Ему почти удалось оттеснить противника к краю крыши, когда плечо обжег огонь. На куртке расплылось стеклянное пятно, сразу ж захрустевшее и опавшее мелкой крошкой под ноги. Хёкджэ двигался лишь вперед, не думая о тактике, желая просто убить Хичоля.
Битва двух стихий длилась не больше пары минут, а пол крыши жилого дома уже был устлан крошкой разбитого стекла. То тут, то там вырастали все новые прозрачные пики, на которые с легкостью можно было напороться. У Хёкджэ оставалось все меньше места для маневра, а Хичоль из последних сил поднимал в воздух огненные столпы, желая поймать парня в ловушку. Вместе с их действиями утихала и буря вокруг дома, а команды полиции слышались отчетливее. В запасе у Хёкджэ оставалось не больше минуты, чтобы попытаться сбежать отсюда. Но собственная магия сыграла с ним злую шутку: отскочив на пустой участок крыши, чтобы избежать огня Хичоля, парень поскользнулся на стекле. Именно в этот момент он «отпустил» песок вокруг дома, желая сбить противника с крыши. Упав на осколки, впившиеся в спину, Хёкджэ зажмурился. Прямо перед глазами пронесся горячий поток искр и пламени, а в следующую секунду все прекратилось.
Вскочив на ноги, чтобы встретить новую атаку Хичоля, парень попытался взмахнуть рукой, но сил не осталось даже на это. Ноги с трудом держали Хёкджэ, и парень упал на одно колено, хватая раскаленный воздух ртом. Перед глазами плыло от пыли, забившейся под веки, но Хёкджэ сумел разглядеть стоящего в пяти метрах от него Хичоля. Желудок свело от страха.
Видя, как Хёкджэ падает на пол крыши, поскользнувшись на стекле, Хичоль понял, что это его единственный шанс, чтобы победить бывшего друга. Он потратил последние крохи магии, которые у него оставались, чтобы вызвать шквал огня. Но едва Хичоль направил его в сторону Хёкджэ, как на него обрушился поток песка, готовый раздавить под своим весом. Инстинктивно спасаясь от верной гибели, Хичоль попытался вернуть огонь назад, но из-за песка невозможно было ничего разглядеть, и раскаленный воздух ударил в самый центр песчаного вихря. То, что некогда служило им спасением, погубило Хичоля: собственным огнем он расплавил большую часть песка, превратив хаотичный поток в острые иглы стекла, пронзившие его тело.
Когда Хёкджэ осознал, что произошло, Хичоль все еще стоял на ногах. Одежда медленно пропитывалась кровью, пока парень удивленно смотрел на невредимого Хёкджэ, побледневшего от ужаса.
- Чоль.., - голос Хёкджэ сипел от напряжения.
Вся злоба и ненависть моментально исчезла вместе с песчаной бурей, похоронившей под собой улицы вокруг дома. Делая над собой усилие, Хёкджэ двинулся вперед, но тут же упал. Стекло впилось в ладони, и парень шумно выдохнул, не в силах кричать от боли.
- Прости, я…
Бесшумно всхлипнув, Хёкджэ прижал окровавленную ладонь к губам. Он прекрасно знал, чем закончится эта битва, но вид падающего на колени Хичоля вызывал в нем отчаянье. Какой бы сильной ни была ненависть, толкнувшая Хёкджэ на это, где-то в глубине души он надеялся на благоприятный исход. И теперь перед его глазами было подтверждение того, что целый год в попытке вернуть прежнего Хичоля, прошел абсолютно зря. Подтягиваясь на локтях, Хёкджэ дополз до истекающего кровью Хичоля и протянул ладонь к парню.
- Почему ты не слушал меня? – Хёкджэ качал головой, видя, как исчезает блеск в глазах Хичоля. – Я ведь действительно желал тебе помочь… Господи, почему, Хичоль? Почему?!
- Извини.
Хичоль попытался улыбнуться, но губы скривились в гримасе боли, а по подбородку потекла темная кровь. Судорожно вздохнув, парень потянулся к Хёкджэ и неуклюже рухнул рядом, приобнимая его одной рукой. Было бесполезно убегать, Хичоль был прав: Хёкджэ самостоятельно загнал себя в ловушку. Именно поэтому парень даже не попытался встать, лишь подтянул колени к животу и крепко прижался щекой к плечу Хичоля, царапаясь о стеклянную крошку.
- Пахнет дождем, - тихо пробормотал Хичоль, сделав короткий вздох.
- Что? Хичоль? – Хёкджэ поднял глаза на лицо парня, но увидел лишь пустой взгляд бывшего друга.
Запах озона вновь проник в легкие, и Хёкджэ испуганно вжался в мертвое тело рядом. Конец был близок, не нужно было даже гадать, откуда в сухом воздухе появился запах приближающейся грозы. Но Хёкджэ не желал сдаваться даже сейчас. Собрав последние силы на то, чтобы поднять рассыпанный вокруг песок в воздух, парень закрыл глаза. Ровно в тот момент, когда над головой зашуршали песчинки, накрывающие их тяжелым одеялом, в крышу ударила молния. Звон стекла, разлетающегося на мелкие кусочки, чтобы дать место для растущих из пола прозрачным деревьям, повторяющим форму молний, бьющих вокруг, резанул слух.

Вой сирен пожарных служб и скорой помощи нарастал с каждой минутой. Люди, не понимающие, что произошло, испуганно оглядывали улицу, усыпанную песком и льдом. Кто-то пытался разглядеть, что происходит на крыше одного из домов, но полиция требовала зевак разойтись и не мешать спецслужбам.
Лишь спустя полчаса людям в форме Корпорации удалось попасть на крышу, напоминавшую теперь волшебный лес. Всюду лежали осколки разбившегося стекла, и людям, желавшим удостовериться в гибели мага, которого они ловили, пришлось долго пробираться между острыми наростами, похожими на застывшие молнии, чтобы найти двух мертвых парней.
- Констатирую смерть? – устало спросил мужчина у оглядывающей трупы девушки.
- Да. Даже магии не осталось.
Девушка провела рукой по воздуху прямо над стеклянным кристаллом, укрывшим погибших парней, проверяя следы магии в телах.
- Зато умерли красиво, - усмехнулся мужчина.
- Оно того не стоило, Юнхо. Зря вы притащили сюда столько полиции, даже "Чары" не помогли.
Мужчина вздохнул, разводя руками. Приказы Корпорации касательно отлова магов никогда не обсуждались.

@темы: [MADE IN HEAVEN], [SuJu], [k-pop], [интеллектуальный гопник], [синдром парашютиста], Будничное, Ебу и плачу, Ололо, Фанфики